Сб. Ноя 27th, 2021

AliExpress RU&CIS NEW re:Store СберМегаМаркет

Александр (имя изменено) не
хочет называть имени своей мамы – та читает интернет и если «споткнется» там о публикацию про себя, последствия могут быть непредсказуемыми. «Пусть будет Нина Зайцева». Бабушка уверена:
сын все «разрулил» с ее неприятностью. А на самом деле неприятность выросла до
размеров снежного кома. 75-летняя пенсионерка с 1 группой инвалидности и самыми
неблагоприятными прогнозами на здоровье, подобное может и не пережить.

Дом, в котором живет пенсионерка, больше ей не принадлежит.
Новый хозяин уже в ближайшее время может попросить Нину Петровну с последней
стадией онкологии на выход.

О том, как небольшой кредит сделал
из бывшей учительницы по сути бомжа – в материале РИА «Воронеж».

Долг

Началось все с подарка внуку,
– поделился с журналистами РИА «Воронеж» ее сын Александр. В 2019 году Нина
Петровна решила оплатить ему обучение и взяла кредит на сумму 242 тыс. рублей.
Старушка никому ничего не сказала, задумав сделать сюрприз. Сделку оформила под залог дома, в котором живет – в
Железнодорожном районе. Почему она это сделала, не поставив в известность двух
своих сыновей – вопрос. Как и неоднозначный залог: небольшой в общем-то кредит
явно был несопоставим со стоимостью двухэтажного дома с гаражом и баней 2004
года постройки, площадью 137 кв. метров. По словам его хозяев он «тянул» на 10
млн.руб.

Бабушка исправно платила
кредит первый год, а к середине следующего, «пандемийного» – ежемесячные
отчисления с ее стороны банку закончились.

В марте 2020 года бабушке
сделали МРТ, болезнь, которая пожирала ее уже семь лет, вышла на финишную
прямую: диагностированы метастазы. И с этого момента она, по словам ее сына,
платить кредит перестала. Почему так произошло: версии разные. Одна из них: под
действием сильнодействующих лекарств, она уже не совсем отдавала отчет своим
действиям. Другая – бабушку ввели в заблуждение.

– Возможно, ей кто-то сказал,
что раз у нее есть страховка от банка на случай смерти (такую навязывают почти
всем при заключении кредита), банк возьмет расходы по его погашению на себя. Но
это только в том случае, если у заемщика нет смертельного диагноза. А у мамы он
есть, и появился гораздо раньше того, как она взяла кредит, соответственно
«страховой случай» на нее не распространяется, – объясняет Александр.

Женщина перестала оплачивать
кредит в марте, а через полгода – в сентябре суд уже вынес решение о
возбуждении исполнительного производства. Впрочем, по словам ее семьи, об этом
ее не предупредили. Коллекторы и приставы не обрывали ей телефон, как это
обычно бывает в таких случаях, напоминая о долге. И на суд ее тоже не
пригласили. То, что ее имущество выставили на торги бабушка, что называется –
ни сном, ни духом.

Незваные гости

– Около месяца тому назад, 19 апреля, я был у мамы в гостях и тут в дверь постучали люди, представившиеся
коллекторами. Они заявили, что мама должна срочно погасить долг, назвали банк. Я понятия не имел, что мама взяла какой-то
кредит, она была в тяжелом состоянии, давно не вставала с постели. Словом, я
выставил этих людей за дверь, подумав, что они мошенники, – рассказывает ее сын
Александр.

По его словам, он бывал у
своей мамы довольно часто, и ни разу не видел никаких уведомлений по поводу
долга, не слышал звонков ни на мобильный, не на стационарные телефоны. Женщина
подтвердила: коллекторы и приставы ее не донимали.

Но, на всякий случай,
Александр позвонил знакомому адвокату, чтобы проконсультироваться. Она
посоветовала обратиться в банк, о котором шла речь, чтобы выяснить, есть ли на
самом деле задолженность.

– 20 апреля я туда сходил и
получил справку о том, что мама на самом деле брала кредит в 242 тыс. рублей.
На момент моего обращения сумма
задолженности была – 265 тыс. рублей. 21 апреля я эту задолженность погасил. Банк выдал мне об этом справку, –
восстанавливает ход событий мужчина.

Однако, зайдя на сайт ФССП,
он обнаружил, что в отношении его мамы имеется три исполнительных производства.
Адвокат Галина Белик, по просьбе семьи, стала разбираться в этой запутанной
истории.

– Мы нашли решение суда и
обнаружили странное. Там было написано: «взыскать долг в сумме 221 тыс. руб.,
со всеми неустойками на день вынесения решения в общей сумме 251 тыс рублей, также
взыскать 18,9% годовых на сумму основного долга в размере 221 тыс рублей на
день с даты вынесения решения до вступления его в законную силу, неустойку в
размере ключевой ставки Банка России на день заключения договора, начисленную
на сумму остатка основного долга в размере 221 тыс. руб. по дату вступления
решения в законную силу». При этом, сумма основного долга была 221 тыс рублей,
а по исполнительным производствами проценты, и неустойка оказались такого же
размера! Как это получилось? Ответчика и ее представителей на суде не было,
поэтому некому было просить банк предоставить суду конкретный расчет
взыскиваемых сумм. Однако приставы заморачиваться не стали, восприняв
формулировки из решения, как итоговые суммы. То, что сумма долга совпала у них
с суммами и процентов, и неустойки, их не смутило. И они вынесли 3
постановления о возбуждении исполнительного производства (около 700 тыс. руб. в общем). Решение было
принято 20 августа 2020-го года, исполнительные же производства возбуждены в конце октября 2020 года, –
объясняет защитник.

фото – Михаил Кирьянов

фото – Михаил Кирьянов

По закону у женщины было пять
дней после этого на добровольное погашение долга. Но, по словам ее сына,
ее никто об этом не уведомил. В
противном случае дети, по их словам, конечно же, долг бы погасили.

Так принято: раз должник
добровольно не возвращает долг, банк обращает внимание на предмет его залога. В
договоре Нины Петровны значился ее дом. Кадастровая стоимость в нем была
обозначена, как 3 млн. р. Женщина могла бы с этим не согласиться, когда его
подписывала, но она этого не сделала. Возможно, не обратила внимания, а, может,
и вовсе подмахнула, не читая.

В суде дом и вовсе был оценен в 1 млн. 350 тыс
рублей, а стоимость земельного участка – 387 тыс рублей.

– Да там одна сауна стоит
миллиона полтора, – вздыхает сын Александр.

Торг здесь неуместен

22 апреля, уже после того,
как Александр погасил долг, проводили торги.

– Мы зашли на сайт ведомства
около четырех часов вечера этого дня и увидели, что торги не состоялись из-за
того, что не было подано заявок. Успокоились,
подумав, что у нас есть время на то, чтобы
обжаловать постановления приставов на излишние суммы долга. И буквально
несколько дней назад – в конце мая – снова зайдя на этот сайт, увидели, что торги
все-таки состоялись! Было подано шесть заявок и дом ушел за 2 млн 300 тыс
рублей. На сайте было указано, что результаты торгов редактировались 23 апреля:
«изменен результат торгов лот №9». Но на каком основании были проведены эти
торги, ведь задолженность была погашена?! – Возмущается Александр.

– Сообщения об этом были
направлены приставам и в Росимущество в тот же день. Одно из писем было
получено как раз 23 апреля. Согласно ст. 352 гражданского кодекса «Прекращение
залога»: «залог прекращается с
прекращением обеспеченного залогом обязательства». Банк выдал Александру
справку о том, что дата закрытия договора – 21 апреля 2021 года. Как же 23 апреля 2021 года могли реализовать этот дом? И почему банк не отозвал
исполнительные листы? – задается вопросом Галина Белик.

Срок на обжалование торгов у
семьи – три месяца. Но один из них уже истек, потому что сделка состоялась 22 апреля, а семью об этом не уведомили.

О том, как дом в больше чем
130 «квадратов» в Воронеже был продан за такие смешные деньги, остается только
гадать. Знающие люди утверждают, что подобное не редкость. Создаются даже
фирмы, которые ждут подобных сделок, отслеживая их на сайте Росимущества.
Знают, что приставы реализуют недвижимость за бесценок. Они всегда на «низком
старте» и завидев подходящее предложение, тут же подают заявки на участие в
торгах, скупают недвижимость, а потом перепродают ее в десятки дороже. Разница
– и есть их заработок.

Официальный ответ

Журналисты РИА «Воронеж»
обратились за разъяснением в региональную службу судебных приставов и получили
развернутый ответ:

«В Железнодорожном районном
отделении судебных приставов (РОСП) города Воронежа в отношении должника,
гражданки З., находится на исполнении сводное исполнительное производство на
общую сумму задолженности в размере свыше 700 тысяч рублей (банковские
кредиты), включая исполнительное производство, возбужденное на основании
судебного акта об обращении взыскания на заложенное имущество: жилой дом и
земельный участок. В указанном судебном акте судом установлен способ продажи
имущества должника – путем проведения торгов, а также начальная продажная
стоимость объекта недвижимого имущества – 1 737 000 руб.

В рамках
исполнительного производства в соответствии с
требованиями ст. 80 Федерального закона от 02.07.2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»
(далее – Закон) судебным приставом-исполнителем произведен арест указанного
судом недвижимого имущества, о чем составлен соответствующий акт.

Доводы
заявителя об отсутствии сведений о ходе и сроках реализации подвергнутого
аресту имущества являются безосновательными. Материалы исполнительного
производства содержат документы, подтверждающие получение должником выносимых
судебным приставом процессуальных документов.

Относительно
довода заявителя об отсутствии сведений о проведении торгов арестованного
имущества поясняем следующее.

Реализация
заложенного имущества в виде торгов осуществлена в соответствии с требованиями
ст. 90 Закона, а также Гражданского кодекса РФ.
Торги арестованного имущества состоялись, о чем составлен протокол о
результатах торгов. Информация о проведении торгов и их результатах подлежит
размещению организатором торгов (ТУ Росимущества в Воронежской области) на
соответствующем официальном сайте www.torgi.gov.ru,
а также направляется в адрес должника.

На
момент проведения торгов арестованного имущества информация, подтверждающая
оплату задолженности, или иные препятствующие проведению торгов основания у
судебного пристава-исполнителя и организатора торгов отсутствовали.

Вместе
с тем, в ходе рассмотрения запроса установлено, что представителем должника (ее
сыном) оплачена задолженность перед одним из банков-взыскателей в части
стоимости указанного выше заложенного имущества минуя депозитный счет службы
судебных приставов, о чем своевременно не было сообщено судебному
приставу-исполнителю и организатору торгов.

В
соответствии со ст. 93 Закона торги могут быть признаны недействительными в
судебном порядке по основаниям, которые предусмотрены Гражданским кодексом
Российской Федерации. Полномочия для отмены торгов у судебного
пристава-исполнителя отсутствуют. Должнику через ее представителя разъяснен
порядок признания торгов недействительными.

Фактов
нарушения действиями судебного пристава-исполнителя прав и интересов должника в
процессе исполнения судебного акта об обращении взыскании взыскания на
заложенное имущество не установлено».

Пресс-служба УФССП России по Воронежской области

Адвокат семьи уверена, что сделку можно оспорить и
пожилая женщина не останется без единственного жилья.

– Мой клиент вовремя обратился в банк и оплатил долг, торги состоялись позже и то, что они все же состоялись – незаконно, – подчеркнула Галина Белик.

РИА «Воронеж» продолжит следить за ситуацией.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Xiaomi Дочки-Сыночки Ашан

Источник

Последние новости Воронежа