Чт. Июн 30th, 2022


Инвалиды из Центра социальной реабилитации пожаловались Уполномоченному по правам человека в Петербурге на что, что фактически стали заложниками центра. С осени прошлого года в Центре действуют строгие коронавирусные ограничения. Омбудсмен, побывавшая с проверкой в центре, оказалась, мягко говоря, удивлена условиями содержания постояльцев. Людей не только изолировали, но и не давали работы и никак не социализировали в обществе. Подробности — в материале spb.aif.ru.

Центр особого режима

Центр социальной реабилитации инвалидов трудоспособного возраста расположен в небольшом поселке Молодежное в Санкт-Петербурге. Он появился в 2016 году, как подразделение государственного психоневрологического интерната №6, в котором проживали участники Великой Отечественной войны, жители блокадного Ленинграда, узники лагерей, а также те, кто утратил способность к самообслуживанию, лица с психическими нарушениями.

Когда же в интернате поняли, что привычный формат поддержки не решает все возникающие проблемы, то создали на той же территории «Центр социальной реабилитации инвалидов трудоспособного возраста». В нем должны были проживать люди от 18 до 45 лет с нарушениями умственного развития и другими особенностями. Им обещали создать все условия для максимально полной и всесторонней инклюзии (включения) в систему общественных связей и отношений.

«Для получателей социальных услуг на постоянной основе организовываются и проводятся выездные экскурсии, пешие прогулки, культурно-массовые мероприятия, как на территории Учреждения, так и в других районах города», — сказано на сайте учреждения. Вот только на деле выяснилось, что прогулки в Центре весьма ограничены. Людей даже не выпускают за его пределы.

«Даже дееспособные подопечные не могут выйти за пределы территории… Фактически учреждение ничем не отличается от обычного психоневрологического интерната», — комментирует ситуацию Уполномоченная по правам человека Светлана Агапитова. Собственно, ее визит был связан с многочисленными жалобами инвалидов на то, что они оказались заперты в центре.

Он до сих пор работает по «коронавирусному» постановлению, подписанному директором учреждения еще в ноябре прошлого года. В центре до сих пор обязателен перчаточно-масочный режим, социальная дистанция и обязательная термометрия. И это в июне 2022 года, когда уже все ограничения давно сняты.

Центр до сих пор живет в прошлом.
В Центре до сих пор строгие карантинные правила. Фото: Сайт петербургского омбудсмена

Любопытно, что начальство сейчас уехало в отпуск и не вернется в центр до середины июля, что означает: жить в таком режиме подопечным придется еще не одну неделю.

При этом сотрудники учреждения запрещают своим постояльцам в полной мере распоряжаться собственными деньгами. Если человек хочет снять с карточки больше 20 тысяч рублей, то сначала он должен написать письменное заявление и объяснить, на что  он собирается потратить столь крупную сумму. В центре объясняют это заботой о проживающих и желанием обезопасить их от необдуманных трат и мошенников.

Без работы и свободы?

Сейчас в центре проживают 97 человек. Почти половина из них – дееспособные граждане, которые вполне могли бы заниматься трудовой деятельностью и осваивать бытовые навыки, ведь именно ради этого они сюда и помещались. На сайте центра сказано, что все реабилитанты заняты трудом — работают младшим обслуживающим персоналом в больницах, поликлиниках, ЖЭУ Санкт-Петербурга и Зеленогорска. Есть для них работа в  теплицах, на складах, в курятнике. Для более слабых воспитанников предусмотрена организация  лечебно производственных мастерских.

Но во время осмотра территории Агапитова не заметила ни одного человека, находящегося на тренировочных кухнях или теплицах. А заявленных тренировочных квартир и мастерских вообще не было. Они до сих пор лишь в планах.

Пустующие тренировочные кухни, где люди должны приобретать бытовые навыки.
Пустующие тренировочные кухни, где люди должны приобретать бытовые навыки. Фото: Сайт петербургского омбудсмена

О своей занятости омбудсмену рассказали сами проживающие. Если коротко, то «слоняются целый день без дела». Из доступных развлечений — пазлы, раскраски и рукоделие. Ну и еще работает музыкальный кружок.

«Конечно, центр лишь звено в системе, но оно ключевое. Должен быть механизм поэтапного перехода: из интерната – сюда, потом, возможно, в дом поддерживаемого проживания, далее – под присмотр районного звена в собственное жилье. И за шесть лет можно было отработать такую систему хотя бы в пилотном варианте. А получается, что «воз и ныне там». Из той блестящей задумки, вокруг которой образовался в 2016 году центр, к 2022 году не выросло ничего. По сути, это стало филиалом обычного психоневрологического интерната. Функции реабилитации и подготовки к самостоятельной жизни учреждение не выполняет, о чем свидетельствуют и цифры», — подытожила Уполномоченная. За все время в самостоятельную жизнь отсюда отправились всего семь человек.

Spb.aif.ru обратился за комментарием в городскую общественную организацию Ассоциации родителей детей-инвалидов (ГАООРДИ), и получил ответ, что ни в Центре реабилитации, ни в ПНИ №6, располагающемся на той же территории, в настоящее время их волонтеры не работают и не присутствуют.

Известно, что в 2022 году Ассоциация помогла с трудоустройством людей с инвалидностью, организовав рабочие места на территории ПНИ №6. В рамках пилотного городского проекта было создано 20 рабочих мест, на которых трудоустроено 25 человек с I и II группой инвалидности.

Забыли о самом главном

«Без инклюзии на сегодняшний день не может быть ничего. Инвалид — это такой же человек, как и все, так почему он должен быть закрыт или стесняться своего положения? – говорит в разговоре с корреспондентом spb.aif.ru председатель Санкт-Петербургской городской организации «Всероссийское общество инвалидов» Ольга Вагнер. — Людям надо общаться. Общение – это, прежде всего, мотивация что-либо делать. Если люди общаются годами только друг с другом в замкнутом пространстве, то их надо выводить в мир. Им надо общаться не только в своем сообществе. Есть ведь жизнь и за дверью, и за забором любого дома.

Вопрос трудоустройства также стоит очень остро. То, о чем вы рассказали, — это абсурдная ситуация. Мне непонятно отсутствие межведомственного контакта. Когда человек называет профессию, когда он определяется с тем, кем хочет быть, его направляют к специалистам. Нужно ведь определить, действительно ли он хочет работать, может ли работать, какие у него есть первичные навыки. Будет ли, например, человек ездить из Молодежного на Озерки? Если нет, то надо искать для него что-то на самой площадке. Судить об этой ситуации не могу и не буду, но скажу, что человеком надо заниматься. Если же не получилось, то надо это признать».

AliExpress RU&CIS NEW

Источник

Последние новости Санкт-Петербурга