Вс. Сен 25th, 2022


«Любой мегаполис прирастает только за счет людей, которые прибывают из других мест. Это, как правило, очень активные и деятельные представители разных национальностей, что идет на пользу городу», – считает профессор, доктор исторических наук Тамара Смирнова. 

Сегодня культура Петербурга – удивительный сплав традиций, влияний разных народов при ведущей роли русской культуры. Об этом автор книги «Национальность – питерские» рассказала spb.aif.ru. 

Не «понаехавшие»

Елена Данилевич, SPB.AIF.RU: Тамара Михайловна, какой город считается многонациональным?

Тамара Смирнова: По международным нормам это город, где кроме основной национальности совокупное население остальных проживающих составляет не менее 5%. В Петербурге всегда численно преобладали русские, но столь же постоянным было присутствие представителей десятков иных народов (от 6 до 23%). Сегодня в Северной столице живут представители свыше 170 национальностей. При этом не будем забывать, что у нас по закону этническая принадлежность человека фиксируется только по его желанию и с его слов. Без всяких доказательств.  

– В Петербурге работают свыше 200 национальных общин, землячеств, диаспор. Как живет эта пестрая и многоликая семья?

– Очень дружно. С одной стороны – сохраняют свои культуру, традиции. Общаются на родном языке, вместе собираются, отмечают праздники. Никто друг от друга не изолируется, наоборот – при решении общих задач часто объединяются. С другой – все вместе работают на пользу города. Надо понимать: все они – граждане Российской Федерации, постоянные жители Санкт-Петербурга. Часть петербургского социума, а не «понаехавшие» или трудовые мигранты, которые прибывают на временный срок. Многие живут здесь из поколения в поколение. И сегодня абсолютное большинство из них заинтересованы не только в сохранении значимых элементов своей культуры, но и в развитии, процветании Петербурга как нашего общего дома. 

ДНК Петербурга

– Показательно, что именно в Ленинграде открылись и первые в стране общественные межнациональные организации. Кого они объединяли?

– Первой из таких организаций стал Центр дружбы народов СССР, который распахнул свои двери в 1989-м. В его работе участвовали представители разных национальностей, профессий, возрастов. Все трудились по собственной инициативе. Постепенно поле деятельности расширялось, и в 1992-м открылся Санкт-Петербургский дом национальных культур. Знаете, даже аббревиатура этой организации – ДНК – была «говорящей». Как в биологическом организме ДНК несет генетическую информацию, так и в жизни Петербурга наш ДНК хранил и развивал традиции взаимоуважения, дружбы и гражданской солидарности. 

– Тем не менее отношение к дружбе народов в городе в разные годы отличалось, разница чувствовалась даже в терминологии. Так, в 2000-х была принята масштабная программа «Толерантность». Какие цели она ставила, и удалось ли их достичь?

– Понятие «толерантность» появилось на международной арене в 1996-м, когда ЮНЕСКО 
приняла декларацию принципов толерантности. У нас это понятие часто трактуют как терпимость, но я считают такой перевод медвежьей услугой. Потому что терпимость означает пассивное принятие чего-то: не могу изменить, но терплю. Однако в декларации четко сказано: нужно признать, что люди разные, принять это человеческое разнообразие и проявлять взаимоуважение. На это и была направлена программа в Петербурге – создать и укрепить условия для межнационального диалога, поддержки добрососедских отношений, предупреждения любых форм дискриминации и т. д. 

Одно из подтверждений, что с задачей справились, – вручение городу в 2009 году почетной премии ЮНЕСКО «За распространение идей толерантности и ненасилия». Приятно, но не в наградах дело. Несмотря на сложные 90-е, распад СССР и обострившиеся межнациональные отношения в стране, в Петербурге удалось избежать острых конфликтов, вражды, расовой нетерпимости, что мы сейчас наблюдаем во многих странах Европы и США. У нас получилось добиться общественного согласия, а это главное. 

– Однако до сих пор нередко возникают споры и непонимание между теми, кто живет здесь с рождения, и кто приехал из других мест, особенно южных республик. Так что делает нас петербуржцами? 

– Формально – рождение в городе. Но если нет никаких других заслуг, то можно сколько угодно бить себя в грудь, что мы – коренные, но дело не в этом. Знаю немало «коренных», которые годами не выезжали из Веселого Поселка или ни разу не посетили Эрмитаж. В свое время петербургский историк Александр Марголис провел исследование, кому в городе установлены памятники и мемориальные доски. Выяснилось, что среди выдающихся личностей, чья память увековечена, – менее 23% родились в городе. Еще 4,5% – выходцы из Европы. Все остальные начинали свой путь в прежней Российской империи и республиках бывшего СССР – на Украине и Белоруссии, Кавказе и Поволжье. Пушкин, Гоголь, Достоевский, с формальной точки зрения, – тоже «понаехавшие». Хотя они на века прославили наш город в своих произведениях. В Русском музее, где представлены шедевры отечественного искусства, мы любуемся полотнами грека Куинджи, скульптурами еврея Антокольского, картинами армянина Айвазовского. У них разные этносы, но они представители единой российской культуры. Поэтому я бы на ваш вопрос ответила так: петербуржец – это человек любой национальности, который много сделал и работает для блага города, его процветания. В промышленности, творчестве, медицине, образовании – всех сферах жизни. 

– В годы Великой Отечественной Ленинград защищал весь Советский Союз. Помнят ли сегодня об этом представители разных национальностей? 

– У подвига нет национальности. На Пискаревском мемориальном кладбище в 2002-м была заложена аллея Памяти, посвященная защитникам Ленинграда – уроженцам различных регионов страны. Основой стал памятный знак 12 тысячам погибшим в блокаду белорусским подросткам. В 1941-м их направили учиться в ремесленные училища Ленинграда, чтобы получить нужные городу и стране профессии. В июле они должны были уехать на каникулы в Белоруссию, уже купили билеты, но началась война, блокада… Сейчас на аллее 98 плит, которые установлены, в том числе, представителями других государств, бывших республик СССР, и их число пополняется. Инициаторами акции являются национально-культурные объединения Петербурга.

В 2019-м по инициативе культурно-делового центра «Казах-стан» на правом берегу Невы был открыт памятник дочери казахского народа и ленинградке Алие Молдагуловой. Героическая девушка-снайпер воевала и погибла на Ленинградском фронте. 

В свою последнюю атаку она пошла со словами «Ура! За дружбу народов!». Ей исполнилось всего 18 лет. На Васильевском острове установлен памятник татарскому поэту и политруку, воевавшему на Ленинградском и Волховском фронтах, – Мусе Джалилю. На Синявинских высотах похоронен и казах Султан Баймагамбетов, повторивший подвиг Александра Матросова. В 2001-м его имя присвоено гимназии в Кировске, а во дворе школы установлен памятник. Все они удостоены звания Героя Советского Союза. И это всего лишь малая часть славных имён защитников Ленинграда. 

Мы все – «земляки»

– Надо говорить об этом больше, шире, особенно в нынешней ситуации, в том числе представителям землячеств и диаспор. К сожалению, сегодня их голос в общегородской повестке практически не слышен. Отчего так? 

– Этот вопрос отчасти могу переадресовать всем городским СМИ. Работа внутри диаспор ведется большая, в том числе по сглаживанию конфликтов, неизбежных с приездом мигрантов. Но средства массовой информации о ней рассказывают до обидного мало. Даже о национальных праздниках порой сообщают, когда они уже состоялись. Хотя это масштабные, яркие представления. Так, знаменитый «Сабантуй» стал уже не только татарско-башкирским, но и общегородским событием. Сотни людей собирает «Навруз» – праздник Нового года и встреча весны у народов Центральной Азии. Раньше широко проводился бурятский «Сурхарбан», но сегодня он отмечается лишь в рамках диаспоры. Тем не менее национальная тема звучит. 

В день рождения города проводится «Бал национальностей», ежегодно собирает залы фестиваль народов Кавказа и многонациональный фестиваль культур «Мы вместе». Я не раз присутствовала на этих концертах и так хлопала, что едва не отбивала ладоши. Настолько яркими, самобытными были все номера программы.

– Широко известно ваше утверждение, что петербуржец – это национальность. Почему вы так считаете? 

– Это образное выражение: мы разные, но мы – петербуржцы. 

В разнообразии и общности – судьба Петербурга, о чем говорили выше. Источник его развития, залог притягательности, гарантия процветания. Постоянный стимул, как сейчас говорят, триггер нашей петербургской культуры и движения вперед. Если все одинаковые – о развитии можно забыть. «Здесь над гранитом великой реки мы все петербуржцы, мы все – земляки». Петербуржец – это более высокая, чем этническая, самоидентификация человека. Это и есть наша общая «национальность».

AliExpress RU&CIS NEW

Источник

Последние новости Санкт-Петербурга