Чт. Дек 9th, 2021

AliExpress RU&CIS NEW re:Store СберМегаМаркет

Топонимика — с греческого «место» и «имя». Не обязательно официальное, можно и народное. О том, как менялась топонимическая карта нашего города в первой половине XX века, расскажет 6 апреля Алексей Ерофеев, член Топонимической комиссии Санкт-Петербурга. Бесплатно, 16+

Фото: wikimedia.org
ПоделитьсяПоделиться

«…Однако удивительно, что ни одна улица в Петербурге не имеет названия», — поражался один иностранец, прибывший в молодой город. Нам и самим теперь удивительно, что при Петре I официальных названий у улиц не было. И так понятно: ямщики живут в Ямской слободе, татары — в Татарской, морские офицеры — в Морской и т. д. А первые официальные названия, которые были даны улицам при Анне Иоанновне, в основном не прижились. И после Анны Иоанновны народ еще лет сто сам называл улицы как хотел. Почему одни топонимы приросли к улицам навсегда и не поменялись ни при каком строе? Почему другие меняли имя по несколько раз? Зачем, например, Подьяческих улиц у нас аж три (Малая, Средняя, Большая), хотя чина такого, «подьячий», формально нет с XVIII века?

До революции названия меняли не так и часто — главным образом, чтобы не дублировались. А вот после Октября — понеслось. При этом, например, проспекту 25 Октября не пришлось ждать никакой смены государственного строя: название Невский ему вернули еще в блокаду. Как меняли и возвращали исторические названия в ХХ веке — слушаем лекцию Алексея Ерофеева, краеведа, лауреата Анциферовской премии за Топонимическую энциклопедию Санкт-Петербурга в составе авторского коллектива. Встречаемся 6 апреля в РНБ (Садовая ул., 18, конференц-зал), в 18:30. Обязательная онлайн-регистрация на сайте РНБ.

Александра Шеромова

Фото: wikimedia.org



Xiaomi Дочки-Сыночки Ашан

Источник