Сб. Май 21st, 2022


28 января Владимир Путин подписал закон о пожизненном наказании для педофилов. Такое жесткое наказание будет грозить тем, кто уже ранее был судим за насильственные сексуальные действия в отношении несовершеннолетних или совершил преступление против двух и более детей. «АиФ в Самаре» разбирался, будет ли от нового закона ожидаемый эффект?

Жителей региона потрясла страшная история, которая произошла в Тольятти. 56-летнего таксиста обвиняют в совершении 74 эпизодах насильственных действий сексуального характера в отношении малолетних. Как выяснилось, он неоднократно требовал детей своих друзей — двух девочек-школьниц, которых он иногда по просьбе родителей подвозил из школы — трогать его за интимные места. Во время следствия выяснилось, что жертвой сексуального насильника стали не только дети друзей, но и его собственный сын. Сейчас с пострадавшими детьми работают психологи.

Ужесточить по всем фронтам

Запрос в российском обществе об ужесточении наказания для педофилов назрел давно. Последней каплей стала трагедия в Костроме. Педофил и его сообщник похитили пятилетнюю девочку, надругались над ней и зверки убили. 18 января Госдума РФ приняла проект закона о пожизненном лишении свободы для педофилов-рецидивистов. Его авторами стали сенатор Андрей Турчак и депутаты Госдумы от Самарской области Александр Хинштейн и Павел Крашенинников. 

Поправки в Уголовном кодексе предусматривает пожизненное лишение свободы для педофилов, которые повторно совершили преступление против лица, которому не исполнилось 18 лет. Ранее за рецидив по двум статьям «Изнасилование» и «Насильственные действия сексуального характера» преступникам максимально грозило от 15 до 20 лет лишения свободы. При этом наказать по этим статьям могли лишь только в случае, если жертвой преступника становился ребенок до 14 лет. Теперь пожизненная тюрьма будет грозить педофилам и в том случае, если их жертвами стали два и более ребенка, либо если преступление было сопряжено с совершением другого тяжкого или особо тяжкого преступления против личности.

7 февраля парламентарии обсудят введение новых отягчающих обстоятельств. Их сразу несколько. Более жесткое наказание будет грозить в случае, если преступление сексуального характера совершил человек, проживающий с ребенком. Также более тяжкое наказание грозит гражданам, несущим обязанности по содержанию, воспитанию, обучению и защите интересов несовершеннолетнего. А значит, под это определение попадают усыновители и опекуны. Сюда же добавили и педагогов, которые работают в сфере образования и воспитания несовершеннолетних. Также депутаты предлагают приостановить течение сроков давности за преступление в отношении малолетних детей до совершеннолетия жертвы. Ужесточат и систему административного надзора за ранее судимыми педофилам, включая использование электронных браслетов.

Один из авторов законопроекта Александр Хинштейн отметил в своем телеграм-канале, что можно рассмотреть опыт, принятый в Польше. В этой стране уже несколько лет ведется государственный реестр лиц, совершивших преступления сексуального характера и в открытом доступе опубликованы личные данные — имена, фотографии и адреса опасных педофилов и насильников.

«Реестр педофилов — разумное и здравое предложение. Буду предлагать коллегам проработать возможность такой законодательной инициативы, тем более — с учётом иностранного опыта», — отметил Александр Хинштейн.

Закон, как инструмент разборок?

При всех «за» ужесточение закона есть и свои «против». Одни считает, что новый закон сыграет на руку корыстным женщинам, которые будут выдвигать в адрес своих мужей такие обвинения при разводе, чтобы избежать раздела имущества. Другие опасаются, что преступники теперь будут убивать своих жертв, чтобы скрыть следы преступления – строже наказания уже не будет. Третьи вспомнили примеры «оговоров», в которых затем признавались сами «жертвы».

Один из таких случаев произошел в 2019 году с учителем физкультуры одной из школ Санкт — Петербурга. Его обвиняли в насилии над одной из учениц. Следственный комитет возбудил уголовное дело по заявлению мамы школьницы. Она утверждала, что педагог завел 9-ти летнюю девочку в подсобное помещение школы и надругался над ней. После проведения экспертизы выяснилось, что школьница оговорила учителя, а ее показания были заранее подиктованы следователем. В СИЗО учителю физкультуры пришлось провести больше года. В результате меру пресечения ему отменили и признали за ним право на реабилитацию. Однако, дело вернули на повторное рассмотрение и мужчина находился под домашним арестом. Оправдательного приговора он не дождался — умер от болезни.

У подсудимых не будет шансов?

Эксперты, опрошенные «АиФ в Самаре» считают, что постоянное муссирование темы сексуального насилия, и не только над детьми, может привести к различным негативным последствиям в обществе, которое и так сейчас нестабильно.

«Опасность того, что на фоне волны обсуждений этой темы здоровый уровень бдительности перейдет в паранойю достаточно велик. Люди начнут видеть посягательство даже во вполне безобидной, бытовой ситуации. Если общественное мнение будет взвинчено, то разбираться никто не будет и в это опасно», — считает доцент кафедры социальной психологии Самарского национального исследовательского университета им С. П. Королева Сергей Березин.

Большая часть самарских адвокатов раскритиковали поправки в уголовном кодексе, назвав их «охотой на ведьм» и «дешевым популизмом». По мнению юристов, принятие закона не решит проблему сексуального насилия над детьми, поскольку в нем нет проработанных критериев профилактики подобных преступлений, ни попытки понять мотивы рецидивов.

«Это законопроект — популизм и спекуляция депутатов на эмоциях и страхах людей. В пояснительной записке к законопроекту нет ни слова о причинах таких преступлений и их профилактики. С точки зрения криминологии — наука, которой явно не владеют авторы законопроекта — наказание – это способ социального контроля над преступностью и форма исправления преступника, но никак не мера профилактики преступления. Чтобы предотвратить преступление, нужно понимать его мотив, а этого нет. Трудно представить, что новый закон до такой степени напугают потенциальных преступников, что те откажутся совершать преступление. Очевидно, что так могут рассуждать только популисты, озабоченные не столько борьбой с преступностью, сколько тонко чувствующие социальные тренд и желающие надуть на этом свой рейтинг», — считает адвокат Андрей Соколов.

«Любые идеи об ужесточении наказания необходимо рассматривать в первую очередь в контексте качества правосудия в уголовном судопроизводстве. А оно в России хуже некуда — 0,2% оправдательных приговоров, выносимых профессиональными судьями, свидетельствуют о том, что у обвиняемого фактически нет шансов на оправдание, виновен он или нет. В случае же с так называемыми делами о педофилии всё ещё хуже. Стандарты доказывания по этой категории дел недопустимо низки. Зачастую единственным доказательством становятся показания потерпевшей и заключение психиатра об отсутствии у неё отклонений. Суду не нужны ни свидетели, ни заключения генетических или медицинских экспертиз. Есть общий тренд. И этого достаточно. По сути, это охота на ведьм. Обвинения в педофилии уже стали таким же инструментом разборок, как подброшенные наркотики или патроны в 90-х. Это приём используют обиженные жены, тещи, родители детей против учителей или тренеров, а зачастую и сами дети, которые таким образом хотят «наказать» педагога. При этом, государство намеренно не передаёт эту категорию дел в ведение суда присяжных, прекрасно понимая, что в этом случае, каждый второй вердикт станет оправдательным. Поэтому я искренне полагаю, что до тех пор, пока качество правосудия не будет поднято на соответствующий уровень, ни о каком пожизненном наказании не может быть и речи», — уверен адвокат Дмитрий Тараборин. 

«Я, как адвокат, в 99% случаев выступаю за смягчение различного рода наказаний, потому что ужесточение никогда не дает результата. Но только не в этом случае. Потому что известно, что достаточно высокий процент рецидива преступлений связан именно с педофилией. Фактически, это можно в какой-то степени назвать болезнью. Люди, осужденные за педофилию, отбыв наказание, вновь совершают аналогичные преступления. И следить за тем, чтобы они их не совершили, в условиях нашей действительности, когда зачастую административный надзор за рецидивистами ведется только на бумаге, достаточно сложно. В конкретном случае, если речь идет о педофилах, ужесточать наказание нужно, потому что это позволит спасти большее количество детей. Как бы странно не звучало из уст адвоката, но пожизненная тюрьма для педофила, — лучший выход для нашего общества», -отметил Управляющий партнер адвокатского бюро «Лапицкий и партнеры» Валерий Лапицкий.

«Цель не только в том, чтобы жестко наказать, но и в том, чтобы предотвращать такие преступления в принципе. Любой, кто задумает посягнуть на половую неприкосновенность ребенка, должен отдавать себе отчет, что остаток дней он проведет за решеткой. Следующим решением должно стать изменение самой системы административного надзора за педофилами, которые находятся на свободе. Государство обязано контролировать каждый их шаг. Только так наши дети, семьи и общество будут надежно защищены. Соответствующие поправки мы с коллегами уже готовим», — прокомментировал Первый зам. председателя Совета Федерации Андрей Турчак. 

AliExpress RU&CIS NEW

Источник

Последние новости Самары