Ср. Июн 29th, 2022



— Когда только объявили о том, что будет спецоперация, я долго в это не верил. В это время я находился в пункте, где формировался отряд. На учениях.

Мама Миши долго не могла узнать, где ее сын. В один момент он просто перестал выходить на связь. Женщина обращалась за помощью в Комитет солдатских матерей. В то время как родственники пытались связаться с Мишей, уже шла спецоперация.

— Со мной были парни от 20 до 30 лет. Все позитивные. Не помню, сколько нас было. Когда оказался в районе боевых действий, ничего сложного не было, — говорит собеседник. — Со мной же были те, кто служил по контракту по 5–7 лет. Не было никаких сложностей. Когда ты работаешь с коллективом и у тебя хорошее начальство, то сложностей быть не может. У нас было свое обеспечение, горячая кухня. Когда не было горячей кухни — выдавали сухпайки. Жили — не тужили. Ну… моментов, о которых я мог сказать, что это мой второй день рождения, — не было. Я всегда был уверен, что у меня всё будет хорошо. Я морально устойчивый человек. Но страшно было всегда. Страх же у каждого человека есть. Если кто-то скажет, что не боялся, то соврет, — признается Миша.

AliExpress RU&CIS NEW

Источник

Последние новости Омска